Меню

Политтехнолог Алексей Ситников: «Проработав неделю в штабе Собчак, я так и не понял — проект она Кремля или нет»

Комсомольская правда
31 октября 2017
Политтехнолог Алексей Ситников: «Проработав неделю в штабе Собчак, я так и не понял — проект она Кремля или нет»
Владимир Ворсобин

Команду журналистки, выдвинувшейся в президенты, покинул ключевой игрок, который должен был обеспечить сбор подписей. Он рассказал обозревателю КП — почему хлопнул дверью

31 октября, во вторник Алексей Ситников покинул предвыборный штаб Ксении Собчак. Как только это произошло, тут же посыпались догадки — известному политологу Ситникову (который работал еще в 1996 году на победу Бориса Ельцина, а потом — менял имидж Юлии Тимошенко) показалось, что у Ксении Собчак мало денег и вообще — в ее штабе полная неразбериха, все звезды и начальники, а работать некому.

Мы спросили самого Ситникова — что же произошло такого, из-за чего он ушел от Ксении Анатольевны? И что на самом деле думает о ее шансах на выборах?

— Алексей, неужели вы, принимая предложение Собчак, не подозревали с чем можете столкнутся?

— Я никогда не был знаком с Собчак. Мнение о человеке я привык составлять лично, а поэтому никаких предубеждений не было.

Мы встретились, Ксения сказала, что собирается большая команда интересных и хорошо знакомых людей (разговор тогда шел о политологе Станиславе Белковском и других). Это были хорошие профессионалы, и я сказал – давай, попробуем. Впрочем, команда там до конца не сформирована, приходят еще люди, там нет официальных договоров и даже денег. Это еще пока идея создать штаб, а не сам штаб…

Но мне понравилась сама идея «против всех». Я не строю иллюзий, что произойдет на выборах, не имею никаких личных симпатий к участникам президентской гонки, тем более большинство из них участвовало в ней и 26 лет назад. И это честно говоря, уже страшно надоело.

Но тут надо учитывать, что многие участники команды пришли к Собчак по одному. Потрясающе талантливый человек Антон Красовский, известный медиаменеджер Игорь Малашенко, политолог Марина Литвинович…

А я пришел с серьезной командой, так как моя задача — избирательная региональная кампания. Чтобы собрать 300 тысяч подписей, мне нужно принять на работу агитаторов, оформить договора, создать региональные штабы, а это тысячи человек. Это поездки, аренда залов, гостиниц… И громадная ответственность – потому что эти подписи надо не только собрать, но и успешно сдать в ЦИК. Но чтобы взять на себя эту ответственность, надо получить ответ на ряд вопросов. Откуда, например, появятся деньги? Кто спонсоры?

Это как в походе, если вы идете один – зададите 5 вопросов, если с детьми, то 10. За моей спиной, как я уже говорил, команда.

Сначала у идеи «против всех» не было никакой экономической и политической платформы. Потом начались заявления, которые я с интересом слушал и пытался их понять. И осознать согласен я сам или нет. Но скоро принял принципиальное решение – я не могу взять на себя такую ответственность, так как многого в этом проекте не понимаю и не получаю ответы на свои вопросы.

— Они не пытались вас удержать?

— Нет. Я просто сказал, что не могу это взять на себя. Вполне нормальный честный ответ. Сразу получил предложение пойти в другие штабы, и уверен, что и штаб Собчак получил много смс с предложениями от разных политтехнологов. Мы с Малашенко и Собчак разошлись без претензий друг другу, и я очень благодарен коллегам, что это произошло очень корректно.

— Вы заметили журналистам, что в штабе у Собчак две беды – нет денег и все считают себя начальниками.

 — Странно, я читаю это в разных интервью, но я такого не говорил. В штабе у Ксении действительно много непонятного, но я не хочу тащить сор из избы. Идет нормальный процесс — люди друг к другу притираются, многие из них вообще не были знакомы друг с другом. Уверен, появятся какие-то спонсоры и через пару недель станет ясно, хватает ли штабу бюджета. Это обычная история для избирательных кампаний.

— На какой процент голосов рассчитывает Собчак?

— Я задавал этот вопрос себе, но не нашел ответа. Нельзя начинать кампанию и считать смету, не имея хорошей полноценной социологии. У меня ее на сегодняшний день нет. И давать гарантии – сколько мы наберем, и сколько квартир надо обойти, чтобы собрать одну подпись – 3 или 20 или 100, невозможно. Я просто не знаю, сколь человек откроют нам дверь при словах «Ксения Собчак» Видите сколько неизвестных было при принятии мною решения…

— Алексей, непонятно, зачем инвесторам такие проекты, когда у кандидата нет цели победить?

— И этот вопрос я задавал… Я видел эсэмэски от спонсоров, я знаю, что среди знакомых Ксении много влиятельных бизнесменов, шоуменов, и у них есть серьезные денежные ресурсы – что тоже хорошее подспорье для избирательной компании… Но одно дело – надеяться, чтоб собрав достаточную сумму выполнить задачу, другое – взять на себя ответственность за десятки тысяч людей.

Лично для меня была важна следующая задача — через строчку «против всех» люди в стране должны видеть, что таких как они — кто против всех, много. Это создаст условия для выдвижения новых, свежих людей. Понятно, что сейчас победит Путин, но хочется, чтоб через 6 лет появились новые лица.

Второе – мне хочется, что бы эти 6 лет власть не почивала на лаврах в уверенности, что все хорошо. Я понимаю, что нет сейчас у оппозиции в России таких ресурсов, чтобы победить Путина. Но надо накачивать мышцы.

— Но есть версия, что Собчак — проект Кремля, попытка власти расколоть перед выборами оппозицию.

— На этот вопрос я тоже не получил ответа. Мы с вами давно знакомы и я скажу честно – то что Собчак пустили на программу Андрея Малахова, взгромоздило огромную гирю на чашу весов в пользу вашей версии. Но когда мы готовили ее визит в Краснодар, то ни звонки Ксении, ни обращения ее друзей — местных бизнесменов или московских шоу-звезд, не помогли. Нам не разрешили митинг. Тогда я мысленно положил гирю на другую чашу весов. Потом поехали в Екатеринбург, где Ксения проводила семинар, и нам пришлось самим скинуться на билеты, на фотографов, охранников… Я тогда подумал – ну не так финансируется кампания, в которой заинтересован Кремль. Впрочем, есть у меня одна догадка…

— Какая?

— Не скажу

— Чем, по-вашему, закончится эта кампания для Собчак?

— Миллионами фото в инстаграме, она станет еще популярнее. Возможно она при такой мощной раскрутке станет знаковой фигурой для какой-нибудь партии.

— И станет русской Тимошенко?

— (смеется) Уверен, нет.