Меню

Tatler, декабрь 2016

TATLER
Декабрь 2016
Береги свое пространство

 

Коуч Алексей Ситников советует читателям «Татлера» не путать личное с публичным.

 

Ну что за удивительная манера у гомо сапиенс — по любому поводу сравнивать себя с жи­вой, неживой или во­обще выдуманной при­родой! Если родился в интервале с тридца­того ноября по сем­надцатое декабря, то обязательно найдет в себе признаки тринадцатого зодиа­кального знака Змееносец. Если работает в корпорации, то будет считать себя мура­вьем — так все делают, художественной ли­тературой навеяло. Я — дерево, я — цемент, я — капля в море, песчинка в пустыне веч­ности. Из моей дочери-гусеницы однажды вылупится прекрасная бабочка. Не вылупится — потому что дочь не гусеница.

 

Она человек. Природа создала ее инди­видуальным существом и дала две ноги, две руки и голову, чтобы этими ногами, ру­ками и головой девочка добивалась своего счастья, своих целей. И ей как человеку по­лагается личное пространство. У нее уни­кальный код ДНК. Если бы природа заду­мывала по-другому, люди размножались бы почкованием или делением. Но нет, мы отдельные друг от друга существа, кото­рые, чтобы установить границы между те­лами, надевают одежду и вырабатывают правила этикета. Нельзя толкаться, до­трагиваться руками до лица, заглядывать в окна чужой дачи, читать не свой вотсап. Нам зачем-то важно сохранять интим­ность, и мы закрываем дверь в ванную, хотя ничего плохого там делать не соби­раемся. Это еще вопрос, кстати, что ин­тимнее — душ или секс. В секс мы хотя бы допускаем партнера, а душ и тем более об­щение с унитазом ни с кем делить не хотим категорически.

 

Сон тоже интимнее секса, потому что подразумевает потерю контроля над си­туацией: не с каждым рискнешь закрыть глаза — надо чувствовать абсолютную безопасность.

 

Свободное от посторонних пространство нам нужно, чтобы наладить там на свой причуд­ливый вкус комфорт, который необходим личности для развития. Девушек это касается в большей степени, они совсем не умеют расцветать в казарме. С точки зрения психоанализа, к женской сущности относится все, связанное с комнатками, коробочками, баночками, скля­ночками. С сумками — не дай бог кому-нибудь заглянуть в эти чертоги! Для женщины есте­ственно заботиться об уюте в доме, куда она, если захо­чет, впустит гостя. Не случайно у мужчины вся анатомия сна­ружи, а у его подруги, наоборот, спрятана.

 

Личные квадратные ме­тры — в прямом и пе­реносном смысле — ра­ботают как теплица. Создают уникальный микро­климат, в котором вырастают не сорняки, как в открытом грунте, а редкие цветы. В максимальной сте­пени это проявляется у детей-аутистов: они категорически требуют, чтобы все было так, как им удобно. В их герметичном мире мо­гут развиться сверхспособности. Ведь если человек, как Дастин Хоффман в «Человеке дождя», бережет свой внутренний порядок, значит, ему это зачем-то нужно. Вырастить что-то уникальное в нашем климате вообще можно только в оранжерее, иначе будет тот же укроп, что и на соседней грядке. А в оран­жерее даже плесень особенная, и не важно, что другим она не нравится, — твоя пле­сень нужна для развития твоего чуда. И как бы активно мир всеми доступными ему способами — через инстаграм, фейсбук, беско­нечные мессенджеры — не пы­тался пробраться в ваш парник и образ мыслей, защищайтесь. Ставьте блоки, отключайте те­лефон, прячьте сумку, гоните детей в детскую. Уважайте свое право раскладывать вещи в удобной именно вам после­довательности, потому что она является отражением внутрен­него порядка личности. У вас там своя экология, где все взаимосвязано. Что для непосвя­щенных хаос, для вас космиче­ская гармония.

 

Вот у меня, например, всегда с собой четыре одина­ковых телефона. В этом есть смысл — я параллельно живу в разных странах. Думаете, те­лефоны чем-то помечены? Нет. Чехлы разноцветные? Нет ни­каких чехлов. Если я доста­точно любезен с собеседником, то объясню ему очевидную для меня логику. Тот телефон, ко­торый в данный момент глав­ный, куда сыпятся сообщения и постоянно зажигают экран, греется силь­нее. Это же просто — какой карман теплый, в том и лежит рабочий для этой страны те­лефон. Поскольку я не знаю ни одной жен­щины, которая носила бы телефон в кар­мане, рискну предположить, что мой способ женщинам не подходит. Он, воз­можно, вообще больше никому не подхо­дит, но мне нравится.

Свое ближайшее окружение каждый тоже строит на свой вкус. Подруги, дру­зья, эмоциональные знакомства. Я не го­ворю уже о крамольных контактах. Чужая дружба — это интимно. Невежливо задавать про нее вопросы и тем более да­вать досужие советы. Моя система отно­шений с друзьями так специфична, что ее никому не понять, да я и не собира­юсь объяснять. Есть два человека, с кото­рыми мы общаемся со школы. Это полвека, это целая жизнь — как ее расскажешь? Практически в любой ближний круг, ин­формацию о котором лучше хранить как государственную тайну, входят «бывшие» — коллеги, увлечения, учителя. Избавьте себя от необходимости объяснять, почему вы оказываете услуги каким-то людям из про­шлого. Они сформировали ваше мировоз­зрение и потому имеют полное право нахо­диться в вашей личной теплице.

Выхваченные из контекста обрывки пе­реписки обязательно будут неправильно поняты — так что не стесняйтесь заводить пароли. А другим дайте такое же право за­щищаться от вас. Я полюбил женщину именно такой, какая она есть. Ее сформи­ровало личное пространство. Значит, по­пытка разрушить его — это все равно, что завезти кроликов в Австралию. Они там все уничтожат.

 

Славное было время, когда хозяйке в доме полагалась своя половина, куда муж не имел права заходить без спроса. Она себя тоже не утомляла визитами на муж­скую территорию. В Лондоне королева до сих пор не ездит в Сити, ей на это надо за­прашивать у своих подданных разрешение. Что мудро: создала микросреду для раз­вития бизнеса и не лезет в его дела. Хотя кто-кто, а Мадам могла бы себе позволить не соблюдать правило. В одной стране я за­нимался важным делом, связанным с проф­союзами. Представляете, там они имеют право собирать и хранить деньги на свою протестную деятельность, и никто, даже прокуратура и налоговая служба, не имеют права проводить этим счетам аудит!

Вам наверняка говорили, что женщина выходит за мужчину и растворяется в его интересах. Рожает ребенка и живет его заботами. Может быть, спорить не буду. Только пусть постарается не сломать при этом забор вокруг своего личного про­странства. Иначе сын в шестнадцать лет объявит: «Мать, ты уже все сказала». Одна моя знакомая отвечает на дочкины эсэмэски из школы, предварительно проконсуль­тировавшись с интернетом. Но это прод­лится недолго, дочка скоро поймет, что таким способом ответы она может полу­чить и сама. На чем тогда будет держаться уважение к родителям? Похоже, только на нашей уникальности и на поступках, вызывающих почтение и у детей, и у взрос­лого окружения.

 

Получается парадокс: сохраняя дис­танцию, мы выигрываем в отношениях. Отдельные гардеробные, ванные комнаты, сейфы, холостяцкие квартиры, ка­рьеры и круги общения — все это укреп­ляет союз. Не говорю уже о плохом варианте: если женщина браке не со­хранила себя и связи, то что у нее оста­нется, когда муж уйдет, и его друзья вместе с ним? Раньше в психотерапии были серьезные ограничения, а теперь я могу позволить себе сказать клиентке что-нибудь вроде «Успокойтесь! Пусть у вашего мужа будет любовница. иначе вы его потеряете. А тот факт, что любовница замужем, только облегчает ситуацию». Все, что психически здоровые взрослые люди делают в своем браке по обоюдному согласию, сейчас считается нормальным. Если договорятся беречь прайвеси, то выиграют оба. Ключевое слово — «договорятся». Потому что любая приватность зависит от ситуации: раздеться перед мужчиной — это поступок, а перед врачом — ничего особенного. Если везде камеры, а в доме горничная и няня, вы не сможете полностью избавиться от чужих взглядов. Но даже в таком мире я очень аккуратно отношусь к публикации личной информации в сети, чтобы не провоцировать людей, которые не ездят на Бора-Бора. А хозяйство мы доверили филиппинке — она хотя бы делает вид, что не понимает по-русски. но если без шуток, то у филиппинки другая ментальность, она считает, что все, ее не качающееся, происходит в невидимой параллельной вселенной.

 

Понятно, что моя работа подразумевает умение хранить секреты (иначе я бы уже давно не жил), но это умение и в любой другой жизни будет полезным навыком. Можете называть его «теорией разумного эгоизма», если хотите.

 

По материалам журнала Tatler