Меню

Tatler, май 2017

TATLER
Май 2017
Лучший бой — неначатый бой

Коуч Алексей Ситников предлагает читателям «Татлера» договориться по-хорошему.

Могу и по-другому предупредить: идешь войной — готовь две могилы. Но сначала об искусстве. В китай­ском фильме «Герой» есть потрясающая сцена: противники стоят лицом к лицу с закрытыми глазами, а все сражение происходит у них в головах. Они просчитывают, кто победит, — и пальцем друг друга не трогают, потому что незачем. Я смотрел и думал о судебных боях, о кровавых брако­разводных процессах. Жаль, что в России практически не развит чудесный сервис — досудебная медиация. Это когда с истцом и зтветчиком работают юристы и психологи — помогают составить и уговаривают и подписать мировое соглашение. Лишь бы не война. Ту же цель преследует дипломатия, с которой у нас в стране намного лучше. Она тоже бой с закрытыми глазами. Никто ни в кого не стреляет, просто два мудрых человека по очереди делают выкладки. Мягко предупреждают: «Вы же по­нимаете — если пойдете на наш Смоленск, то встанут все». Когда у дипломата за спи­ной паритет вооружений, он в очень непло­хой позиции. Отсюда и поговорка «Хочешь мира — готовься к войне», она же страта­гема «Лучший бой — неначатый бой».

В китайском военном трактате Сунь-цзы таких стратагем тридцать шесть, одна дру­гой лучше: «Убить императора, чтобы пере­плыть море», «Грабить во время пожара», «Украсть балки и заменить их гнилыми подпорками». В большинстве случаев древ­ний учитель стратегии рекомендует доби­ваться своего обходными маневрами.

Отношения мужчин и женщин пре­красно вписываются в эту концепцию. Рекомендация номер один — откажитесь от обвинений и вообще от любых оценок. Заявления вроде «Здесь ты поступил не­правильно» — разной степени грубости —  будут расценены как объявление войны. А произнесенное близким человеком «Ми­лый, когда ты это сделал, мне было очень неприятно», наоборот, выведет коммуника­цию из зоны боя.

Не стесняйтесь — скажите ему, какие чувства испытываете в результате его действий. В психически здоровом человеке это вызовет максимум переживаний и же­лание что-то изменить. А на нападение он отреагирует защитой — чем же еще?

Систему оценок вообще пора подкоррек­тировать. Мир не школьник с дневником, а вы не учительница, чтобы ставить его со­ставляющим пятерки или двойки. Прошу прощения, но нет у человека такого права. Потому что каждый из нас умеет оценивать только со своей точки зрения. Отдельно взятому критику известны далеко не все элементы системы. К тому же он не ви­дит будущего.

У все тех же китайцев есть сказка про крестьянина. Жена родила ему сына. Соседи сказали: «Какое счастье!» Мальчик упал и сломал ногу. Соседи сказали: «Какое несчастье!» Началась война, все юноши деревни ушли на фронт и там погибли. Кроме тромого — его на войну не взяли. Соседи сказали: «Как повезло!» Еще у этого крестьянина была кобыла, которая убежала в лес. Соседи сказали: «Какое несчастье!» Через полгода она пришла с жеребенком, да еще и мужа-коня себе из лесу привела. Теперь у него три лошади. Соседи сказали: «Какое счастье!» Это я к тому, что мы никогда не знаем, чем обернется ситуация.

А оценка, должен вам напомнить, — это сопоставление того, что происходит, с тем, что нужно оценивающему. При этом автор поступка вообще не учитывается. Его винят просто потому, что сложившиеся обстоятельства не устраивают оценщика и ему хочется на кого-нибудь наброситься. Не проще ли будет так прямо автору поступка и сказать: «Мне больно и неприятно»? Это может привести к раскладу, который бизнес-коучи называют ситуацией win-win.

Знаете, чем ум отличается от хитрости? Хитрый ведет дело к win-lose, то есть он выиграет, а его оппоненты проиграют. Умный постарается устроить win-win, потому что это устойчивая ситуация, с продолжением: будущие контракты, воспитание постоянного клиента, долгосрочное партнерство.

Так вот, оценка — это классический win-lose. Вы пытаетесь добиться своего, не учитывая интересы партнера, его тонкую душевную организацию. Он обидится и откажется от сотрудничества. Лучше простыми словами сказать ему о своих эмоциях. Это искренне, вызывает ответную искренность и стимулирует вторую сторону к адекватному решению проблемы.

И еще важный момент: откажитесь от ночных разговоров. В пьяном виде особенно, но и в трезвом тоже не стоит. Вы ведете их в полутрансовом состоянии, когда мозг уже готов заснуть. Ему не дают — и он на все реагирует с повышенной раздражительностью. У меня дома даже собака злится, если мы вовремя не ложимся спать: бродит по квартире, лает, требует покоя. А человек, кроме лая, умеет, к сожалению, еще произносить и понимать слова. По ночам он обидчив — и с повышенной способностью галлюцинировать, ярко и образно представляя себе плохое. Соображает при этом плохо. Так что утром содержание разговора, любые достигнутые договоренности все равно никто не вспомнит. А осадочек останется.

Договоренности в семейной жизни вообще плохо помогают: над отношениями надо работать, а не обсуждать их! Выстраивайте цепь событий. Сколько бы ни договаривались насчет «в горе и в радости», если я ее завтра обижу, послезавтра она уйдет. Все будет обречено после одного моего действия. Любой поступок в сто раз сильнее слов: он становится частью жизни, лучше доказывает, понятнее объясняет. А словесные бои просто будят в супругах нездоровые эмоции, что качества любви не повышает.

Ночь у нас не для ругани, а, наоборот, для снятия стресса. Я знаю четыре способа снять стресс, и все они начинаются на букву «с»: сон, смех, спорт и секс. Природа сделала так, что физиология секса рушит рубежи обороны в конфликте. Ночь все исправит.

Ему в постели нравится побеждать — ей нравится, когда ее побеждают. В настоящем мужском бою оба противника стараются быть твердыми и сильными, но в постели попытка мягкого изобразить себя твердым неперспективна. Мягкое добивается своего другими методами, не военными. Женщине надо помочь мужчине стать тверже, она в этом жизненно заинтересована. Мотивировать его, а не унижать, ругая последними словами. Вы же понимаете, инь — ян. Я играю в шашки, она — в поддавки. В результате оба выигрываем.

А если она уже начала войну, но вдруг отмотала назад, то это еще лучше — тем большее удовольствие мужчина получит от победы. Женщине выигрывать не стоит: это сломает мужчину и породит ситуацию win-lose. Выиграла бой — проиграла войну. Зачем ей сломанный мужчина? Он ничего не сможет добиться в мире.

А если не сломается в этом бою, то после него пойдет искать другую женщину, которая даст ему возможность побеждать и получать от этого удовольствие. Которая будет хлопать глазами и говорить, какой он замечательный, сильный, умный и красивый. И при этом переодеваться, менять увлечения — чтобы у него было ощущение, что он побеждает разных женщин, а не одну и ту же.

Секс, напоминаю, тоже бывает разный. Тот, который про нежность, про взаимность, про «вместе уснуть». И который про «справить нужду» — жесткий, агрессивный, без вопроса «Как тебя зовут?». Если оба вида секса доступны в порту, мужчина не станет швартоваться во всех гаванях Средиземного моря.

Ничего унизительного для жены в этом нет. Идеи модного феминизма не попраны. Наоборот. Женская энергия берет сейчас власть над миром, который вдруг резко заинтересовался — «иньскими» идеями толерантности и экологии. Да, в США на выборах победил Трамп, но это всего лишь реакция, один шаг назад, который ни в коем случае не отменяет общего тренда. Просто американское общество так быстро разбежалось по инь-пути, что обогнало само себя, а ян-Трамп его сейчас немножко сбалансирует. Кстати, именно Мелания, в которой женской энергии очень — очень! — много, сделала своего мужа президентом. Мужчина, в котором 90% энергии ян, нашел себе женщину, в которой ян всего 10%, а все остальное — мотивирующая на подвиги инь.

Откуда вдруг такой интерес к матриархату? Пять тысяч лет мир шел по «янскому» пути, который привел его к разрушению. И теперь природа — из инстинкта самосохранения — открыла на полную кран с энергией инь в зонах, где создаются смыслы: моде, культуре, искусстве, политике. Самые популярные сейчас виды спорта — виндсерфинг, кайт, сноуборд — они все не про силу, а про управление энергией стихий. В бизнесе главная теория — «голубые океаны», — предполагающая не битву в высококонкурентной среде, а поиск ниш, где пока никого нет. Да и в других сферах грубая физическая сила (при современном-то уровне вооружений) преимуществ не дает. Зато дипломатия — женское по сути занятие — добьется всего, чего захочет. Нет таких проблем в современном мире, которые нельзя было бы решить за столом переговоров.