Меню

Tatler, январь 2017

TATLER
Январь 2017
Хорошо или ничего

 


Коуч Алексей Ситников советует читателям «Татлера» воздержаться от обвинений, особенно когда подсудимый не слышит.

Есть такая поговорка, старая и грубая: «Весна покажет, кто где гадил». Всегда так было, а сейчас в особенно­сти. Мы же прекрасно по­нимаем, как устроен совре­менный мир. Он сплошная телекоммуникация! Люди в социальных сетях и мес­сенджерах общаются больше, чем наяву, и в какой-то момент теряют над собой кон­троль. Начинают верить, что они в режиме «инкогнито», а их при этом видно лучше, чем когда бы то ни было.

Если друг не дышит тебе в затылок в прямом смысле слова, это не значит, что он не делает этого в переносном. Вот вы разоткровенничались с очень вроде бы близким человеком, а кто сказал, что у него нет своего интереса, серьезно конкурирую­щего с вашим? Если вы в лоб назвали его гадом, он это запомнит. Если вы сказали, что ваш общий знакомый — гад, человек может передать это общему знакомому. Так что не ругайте никого, ни присутствующих, ни отсутствующих.

Понимаю, бывают ситуации, когда молчать нет уже никаких сил. Ну и не мол­чите. Но вместо «ты поступил неправильно» всех цветов радуги поговорите о себе. По­пробуйте выразить словами свои чувства. Свою реакцию на поступок собеседника. Только собеседника, потому что об отсут­ствующих — как о покойниках: или хорошо, или ничего. Мы же с вами вежливые и, если уж речь зашла о третьей стороне, всегда сможем выдавить что-нибудь вроде «у нее ноги от ушей» или «дети у него волшеб­ные, не зря так хвалят британское образо­вание». Так мы ловко уходим от скользкой темы чужих грехов в сторону вполне при­личного в рамках обеда разговора об английских школах.

Этикет вообще гораздо полезнее искренности. Художник Уорхол был, ко­нечно, странным, но очень умным. Это он сказал: I think everybody should like everybody. Друзей вы, наверное, и так лю­бите. Даже спьяну не позволяете себе дурного слова. Пока они друзья. А вот когда случается столкновение интере­сов — например, начинается конкурен­ция за одного и того же мужчину или ра­боту, — многие срываются. Неприятных любить умеют только самые продвинутые. Но я не предлагаю вам быть святее папы римского. Когда не получается любить по-настоящему, имитируйте оргазм — шоу должно продолжаться.

Для таких случаев на Востоке есть еще одна поговорка: «Держитесь подальше от друзей, поближе к врагам». Будьте ми­лыми, говорите комплименты хоть брош­ке, хоть сережкам — и враг подпустит вас к себе. Стратегически это очень выгод­ная позиция: вблизи вы человека хорошо видите, понимаете и можете просчитать его действия.

Когда мы с коллегами начинаем работать с бизнес-клиентом, всегда анализируем его ближай­ший круг, в котором могут таить­ся будущие проблемы. Я прошу рассказать про каждого. Слышу обычно одно и то же. «О, это мой старый друг, еще со школы. Он всегда со мной». «Это мой брат». «Это веду­щий специалист, энтузиаст, горит идеей». «Этот сидит у меня ради денег». «Этому приятно, что у него должность круто на­зывается». Хорошо, а вот еще двое — их что держит и мотивирует? Если босс не знает, по какой причине они с ним, надо срочно избавляться. И не важно, что работники хорошие. Потому что всех остальных босс найдет способ поощрить. Знает, кто в ка­кой момент его бросит: когда закончатся деньги, когда он предаст идею, когда по­смотрит на жену друга. Следовательно, можно просчитать, насколько долгосроч­ными планами с ними можно делиться. На пять лет, на десять. С этим — только на два, потому что через два года клиент со­бирается начать другой проект, а сотруд­ник горит идеей конкретно по этому. Но те двое, которые в компании непонятно за­чем, опасны всегда, поскольку непро­зрачны. Айтишники в таких случаях го­ворят: «Вопрос не в том, навернется ваш жесткий диск или нет. Вопрос в том, когда это произойдет».

Мудрый руководитель каждого сотруд­ника будет награждать по потребностям, но особо откровенничать не станет ни с кем. Известно же, что лучшие друзья — самые сложные враги. Поэтому, кстати, после развода мужчине так трудно: жен­щина про него все знает, чем и пользуется с переменным успехом.

Для собственной же безопасности дер­жите дистанцию, сохраняйте зону при­ватности. Не болтайте лишнего ни в по­стели, ни в рамках корпоративного братания. Заранее сядьте, напишите про себя пресс-релиз и пользуйтесь им в лю­бой непонятной ситуации. Обозначьте свои положительные качества. Переска­жите пару-тройку смешных историй, кото­рые привлекательно характери­зуют и вас, и прочих участников мероприятия. Скажите, как в оскаровской речи: «Спасибо маме, папе, съемочной группе и Господу Богу». Про то, что ре­жиссер — негодяй, молчите. Вас никто за язык не тянет. А если тянет, то тем более не говорите.

Мир и раньше был тесен, но теперь он вообще превра­щается в университетское об­щежитие или снятую в складчину квартиру из «Теории большого взрыва». Прозрач­нее, кажется, уже некуда, но движение в эту сторону еще не закончено. Предположим, вы сейчас жалуетесь соседу но­мер один на соседа номер два, с которым у вас сложные отно­шения. Пока вы воздержива­лись от критики, они были про­сто сложными. Но тот факт, что вы раскрыли рот, сделает эти отношения необратимыми. Как на допросе: «Все, что вы ска­жете, может быть использовано против вас». Не из бескорыст­ной вредности, нет. Собеседник по глупости донесет: «Он называл тебя земляным червяком». Или исполь­зует вашу откровенность в собственных ин­тересах. Только бизнес, ничего личного. Не просите его хранить тайну. Не говорите двадцать раз, что это только между вами. Клятвы выпадают из памяти, запомина­ется только факт, история, сплетня. Кото­рую потом можно пересказать из коммерческой необходимости или просто ради красного словца. То, что это тайна, важно только для вас.

В жизни очень выигрывают те, кто все время представляет себе объект об­суждения, как будто тот сидит рядом и внимает. Потому что он, в общем-то, так и делает. И ему очень интересны песни про него любимого — люди обожают слушать про себя, в чужом или в собственном исполнении.

Дипломаты не говорят гадости еще по одной причине — хотят спрятать свои страхи и слабости. Слова Павла о Петре говорят нам больше о Павле, чем о Петре. Это не я придумал, это Спиноза. Все, что вы говорите о ком-то третьем, будет отнесено на ваш счет. Вас слушают, видят ваше лицо, слышат слово «жадина» и намертво, на­всегда ставят между ними знак равенства. И правильно делают, потому что у кого что болит, тот о том и говорит.

Ну и пара слов о душе. Позитивное мышление, умение вытеснять дурные мысли для нее, души, очень полезны. Есть разные спо­собы социальной компиля­ции: можно опускать других, можно подниматься самому. Когда вы говорите про чело­века хорошо, вы поднимае­тесь — и в его глазах тоже. Вос­хищайтесь, хвалите даже тех, с кем вам непросто. Если есть за что. Это выравнивает от­ношения, создает плодород­ный слой почвы. Мы живем в пространстве, которое соз­даем собственными словами и вызванными ими образами. Кроме них, у нас по боль­шому счету ничего нет. Пом­ните замечательную историю про двух монахов? На дороге была большая лужа, перед ней стояла девушка и боялась на­мочить туфельки. Один мо­нах взял ее на руки и перенес. Идут дальше. Второй не вы­держал и говорит: «Вожде­леть — грех, а когда ты нес жен­щину и прижимался к ней, ты наверняка ее вожделел». Первый ему отвечает: «Я оста­вил девушку там, а ты ее до сих пор несешь».